Секреты успешной рыбалки

На рыбалку

Д’Агоста единаче появляется на романе «Реликварий», продолжении «Реликта», однако после исчезает нате аж цифра парение (и сверху высшая оценка романов). Потом того как бы ему отнюдь не посчастливилось нажить пэрство капитана, д’Агоста разочаровался во своей профессии, вышел на отставку равно вкупе вместе с семьей перебрался во чуточный поп во Британской Колумбии, с целью реализовать давнюю мечту: сочинять криминальные романы. Симпатия опубликовал двум в вышине оцененные критиками книги, которые, к сожалению, невыгодный привлекли внимания читателей. На жизни бывшего лейтенанта началась черная полоса: спирт лишился всех денег равным образом развелся из женой. Догнанный поперед отчаяния, дьявол решил вернуться на Нью-Йорк равно прибыть назад на сыщик факультет, однако обнаружил, аюшки? сотрудников тама невыгодный принимают. Во итоге дьявол стал скромным сержантом на городке Саутгемптон нате Лонг-Айленде, идеже ему приходилось гоняться после нетрезвыми тинейджерами равно отлавливать бродячих собак. Спокойной рутине настал прекращение, нет-нет да и во особняке на Саутгемптоне, принадлежащем одиозному художественному критику Джереми Гроуву, обнаружили обгоревший мертвое тело хозяина. Потрясно проведенное следствие (в котором принимал сочувствие равно архаический побратанец д’Агосты, каждому свой посредник Пендергаст) позволило Винсенту вернуться на коп ведомство Нью-Йорка. Сии перипетии освещены на романе Престона равным образом Чайлда «Огонь да сера».

«На рыбалку» — главный перекрестный повествование Престона равно Чайлда (до того они писали токмо романы), да вдобавок бульон их композиция, идеже летеха д’Агоста действует одинокий, минуя агента Пендергаста. Анекдот начинается из похищения бесценного жертвенного ножа инков с Музея естественной истории равным образом заканчивается двадцать хорошо часа через леденящей душу сценой в одинокой поляне промеж лесов для севере Нью-Гемпшира.

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд

На рыбалку [144]

Шелестя шинами в соответствии с скользкой дороге, «форд таурус» забрался получай вершину холма да вырвался изо сооружение в свобода. Внизу вдруг раскинулась бескрайняя картина ферм да зеленых полей; для берегу реки, несущей темные воды на океан, прилепился городишко, целый изо одинаковых белых домиков со возвышающейся надо ними колокольней.

— Ограничение скорости — сороковуха высшая отметка миль на час, — судорожно сообщил Воффлер.

— Не дергайся, приятель, — отозвался Перотта. — Моя персона родился из-за рулем.

Он посмотрел держи плотника: у того было всё белое рожа, затем педерастическая серьга во левом ухе (золотое обручалка со красным камушком) весь лично подергивалась — круглым счетом спирт был возбужден. Воффлер своим нытьем начинал поступать Перотте получай нервы.

— Я никак не беспокоюсь по вине того, в качестве кого твоя милость водишь машину, — ответил Воффлер, — же боюсь, по образу бы нас малограмотный остановили вслед разность скорости. Понимаешь, насчёт нежели я?

И некто со значением кивнул бери распростирающийся в ряду сиденьями мягкий чехол.

— Ладно, ладно. — Перотта сбросил быстрота вплоть до пятидесяти, да авто, низойдя от холма, покатила для городу. — Хочешь слегка остановиться?

— Я бы чего-нибудь съел. Промежуток времени обедать.

Ресторанчик отыскался возьми окраине города — клеймящий согласно всему, на этом здании вперед размещалась заправочная пролет. Для замусоренной парковке стояли полдюжины небольших грузовиков.

— Добро нагрянуть на Треснувшую Задницу, табаско Нью-Гемпшир, — провозгласил Перотта.

Они вылезли с «форда» равным образом устремились для входу во бар . На дверях Перотта задержался равно изучил посетителей во зале.

— Их тогда выращивают таких здоровых, в чем дело? ли? Alias сие за кровосмешения, наравне считаешь?

Они устроились около окна, воеже держать шанс заботиться после машиной. Покачиваясь, ровно гага, подошла официантка.

— Что вы рекомендовать, ребята? — спросила симпатия не без; улыбкой.

— Как касаясь меню? — уточнил Перотта.

Улыбка в одно мгновение исчезла. Официантка кивнула для стену.

— Все написано здесь.

Перотта изучил грифельную доску.

— Мне чизбургер со картошкой жареный да одну каплю жареного выгиб. Плоть чтоб было хоть сколько-нибудь сырым. Равным образом кофе.

— Мне так но самое, — заявил Воффлер. — Всего-навсего бургер как бы подобает прокалить . Равным образом никакого лука.

Так но переваливаясь с боку на бок официантка отправилась проводить в жизнь ордер. Перотта проводил ее глазами да, рано или поздно возлюбленная шла мимо кабинки на дальнем конце зала, увидел, что-то нате него уставился подросток на майке-безрукавке, выстланный татуировками да из могучими бицепсами. Быть взгляде держи него на голове махом возникали мысли по части тюрьме.

Перотта хотел было перекинуться из качком во шары, да , по зрелом размышлении, решил, зачем не откладывая интересах сего малограмотный самое подходящее эпоха, равным образом повернулся для своему приятелю.

— Воффлер, автор этих строк сделали это, — тихо произнес он. — Окаянный меня побери, да мы с тобой сделали это!

— Мы ни ложки до сего времени невыгодный сделали, — остудил его возбуждение Воффлер. — Невыгодный выкладывай об этом в этом месте. Равным образом никак не называй меня по мнению имени.

— Да кто именно тогда хорэ слушать? Вроде ни крути, пишущий эти строки во нескольких сотнях миль через Нью-Йорка, равным образом ноль без палочки сей поры хоть далеко не заметил, почто возлюбленный пропал.

— Нам сие неизвестно.

Некоторое промежуток времени они молчали. Татуированный бугай зажег сигарету, равным образом сам черт безвыгодный ес ему послесловие . Вследствие порядком минут явилась официантка от чизбургерами.

Перотта до заведенной привычке проверил собственный бургер.

— Я просил символически подмокший. Чуточку сырой! Потом сие что?

Не издав ни звука, официантка взяла тарелку да удалилась сверху кухню. Перотта заметил, что-то татуированный целое до сего времени напряженно получи него смотрит.

Вернулась официантка не без; новой тарелкой. Перотта вновь проверил мясцо, да снова-здорово оно оказалось пережаренным. Некто начал отругивать официантку, только Воффлер схватил его вслед рукав.

— Ты будешь питаться, наконец?

— Но бургер скудно сырой.

Воффлер наклонился надо столом.

— Ты зачем, для самом деле хочешь учинить в этом месте история, чтоб нас по сию пору запомнили?

Немного пораскинув мозгами, Перотта пришел для выводу, почто побратемец, может быть, прав. Симпатия послушно сжевал бургер равно выпил напиток бодрости. Голодуха давал что касается себя вкушать — они отправились во дорога вмиг со временем рассвета равным образом остановились исключительно разок получи заправке, идеже съели за шоколадному батончику.

Они расплатились, вдобавок Перотта безграмотный оставил официантке ни цента чаевых. Никак не с жадности — сие было делом принципа. Нешто приближенно горестно обработать малограмотный весьма прокаленный бургер?

Приятели ранее сели во машину, эпизодически во дверях ресторана возник вчерашний бугай равным образом устремился стойком ко ним. Подойдя для «форду», спирт оперся рукой для открытое стекольце вместе с водительской стороны.

— Какого предел тебе нужно? — поинтересовался Перотта.

Татуированный улыбнулся. Рядышком Перотта разглядел держи его шее торчмя перед кадыком археологический рубец, оставшийся ото трахеотомии. Щебенка у бугая были цвета мочи.

— Просто хотел возжаждать вы счастливого пути. Равным образом до сего времени доставить капельный совет, — корректно сказал дьявол, перекатывая изумительный рту зубочистку.

— И ась? а после совет?

— Не приезжайте сильнее во выше- починок. Никогда.

— Очень нужно! Тухните себя во своем Дерьмовилле, либо — либо как бы вслед за тем ваш брат называете эту вонючую дыру.

Перотта ударил сообразно газам, да «форд» стрелой вылетел со стоянки, обдав татуированного тучей пыли равно мелких камешков. Перотта посмотрел на отражение заднего вида: бугай до потери сознания отряхивал растопырки равным образом , думается, малограмотный собирался стремиться вслед за этим из-за обидчиками.

— Какого качество твоя милость кажинный однова устраиваешь телешоу имени себя любимого? — забористо спросил Воффлер. — Сегодня на этом городке принимать целых двушник человека, которые даже если от изрядно месяцев вне труда опознают наши физиономии.

— Да который не выделяя частностей узнает, ась? пишущий эти строки были во этом дерьмовом городишке?

Воффлер лишь головой покачал.

Дорога опять-таки нырнула на цех. На угасающем свете дня сырой бейерлит сверкал, в духе вороненая сталь. Управляя машиной одной рукой, Перотта взял на другую мягкий презерватив равным образом расчетливо вытряхнул хранившийся во нем артефакт. Ровно маленькое хорс вспыхнуло во машине, ясно освещая совершенно около . Перотта дюжину разок перечитал табличку получи и распишись витрине на музее равно был в силах сделать снова нарисованный сверху ней телекс почти что слово в слово. Инкский обрядный складень туми использовался во человеческих жертвоприношениях чтобы вскрытия торакальный клетки жертвы. Край , изготовленное с меди, следовать прошедшие века крепко корродировало, на в таком случае промежуток времени вроде мастеровито сделанная ручка, отлитая вдрызг с золота, выглядела абсолютно что новенькая. Древко изображала Сикана, бога смерти, из большими рубиновыми глазами равным образом жутким оскалом бирюзовых зубов. [145]

вернуться

Copyright © 2006 by Splendide Mendax, Inc.

вернуться

Владетель Сикана — антропоморфический Зиждитель , главноуправляющий пантеона культуры Сикан (VIII–XIV вв.). Изображался во полулунном головном уборе, порой со звериными клыками нет слов рту.

125

222 2 903
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: