Секреты успешной рыбалки

На Оби и в Лукоморье



Источник: Лисовский Н. Сибирский живописец Д.И. Каратанов./ Николай Васильевич Лисовский. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1974. – 144 с.

Лисовский Н.

Участие Каратанова Д.И. во экспедициях

Каратанов. Д.И.  Отдых во юрте. Разговор. Пастель. 1928 г.

Участие во экспедициях на качестве художника на Д.И. Каратанова денно и нощно было адски плодотворным.

Поездки сближали его снова значительнее со сообща первозданной нетронутой сибирской природы, задумчивой тишины тайги, тундры. Радовало соприкосновение из жизнью простых бесхитростных людей, из своеобразным старинным бытом. Экспедиции расширяли поднебесная художника да знакомство Сибири.


Вот опись основных экспедиций, на которых принимал отзывчивость Д. Да. Каратанов.

1. 1906 г. Красноярск — из. Верхне-Инбатское. От этнографом Во . Да. Анучиным, получи илимке, со многими остановками для попутных пристанях равным образом станках.

2. 1907г. Красноярск — Гольчиха. Из директором Красноярского краеведческого музея А.Я. Тугариновьш, получи и распишись лихтере, следовать пароходом «Лена», со значительными остановками на селах Сумароково, Туруханске, Селиванихе, Дудинке, Гольчихе, Луковой прото­ке.

3. 1911 г. Красноярск — Минусинск. Из сотрудником Красноярского краеведческого музея краеведом-ботаником А.Л. Яворским, согласно Енисею пароходом давно Минусинска равным образом назад для лодке со многими остановками.

4. 1912г. Красноярск — Манские озера. со директором Красноярского краеведческого музея А.Я. Тугариновым. с Красноярска давно Камарчаги поездом. Ото Камарчаги, чрез Нарву, давно Выезжего Лога в лошадях. До самого Манских озер равно противоположно прежде Выезжего Лога верхами, кроме перед Красноярска в области р. Мане лодкой.

5. 1914г. Красноярск — Енисейск. Не без; краеведом А.Л. Яворским равным образом группой товарищей, получи и распишись двух лодках и: противоположно пароходом, не без; частыми остановками.

6. 1915 г. Красноярск — Означенная. Из товарищами да дочерью, пароходом давно Минусинска, с Минусинска до самого пристани Означенная лошадьми, равным образом противоположно сверху тувинском плоту до самого Мину­синска, из того места впредь до Красноярска получай лодке.

7. 1921 г. Красноярск — Подкаменная Тунгуска. От антропологом Душем Ф.Ф., на составе экспедиции Красноярского краеведческого музея, возглавляемой А.Я. Тугариновым. со остановкой во г. Енисейске держи цифра суток.

8. 1927 г. Красноярск — из. Колпашево нате р. Обь. Во составе экспедиции Красноярской рыбохозяйственной станции, воз­главлявшейся ихтиологом А.И. Березовским. Получи и распишись илимке «Иголинда», за маршруту: Красноярск — р. Кае — Обь-Енисейский газоход — р. Обью впредь до прис. Колпашево. Назад пароходом впредь до г. Новосибирска.

9. 1928 г. Красноярск — со. Ларьяк, возьми р. Вах Нарымского края. Из экономистом К.С. Потылициным, сообразно заданию праздник но экспедиции. План экспедиции; Красноярск — Томск в области жел. дороге. Пароходом в соответствии с рекам Томь — Обь — Вах впредь до не без; . Ларьяк. Ото Ларьяка лодкой согласно р. Вах да Обь вплоть до деревни Александровой, да сызнова соответственно Оби равно Ваху до самого Ларьяка. Обрат­но в области р. Вах — Обь — Томь впредь до города Томска.

10. 1940 г. Красноярск — Курейка. Командирован Красноярским отделением Союза художников во Туруханский граница чтобы зарисовок исторических мест царской ссылки. Выезжал на командировку сообща со художником Г. Поповым. Маршрут: пароходом давно Туруханска, вместе с остановкой на со. Ворогово. Через Туруханска лодкой, от заездами чтобы работы во поселки Ангутиха, Селиваниха, Курейка равно противоположно парохо­дом давно Красноярска.

В экспедиции 1907 лета Каратанов встретился от известным полярником Бегичевым, оный неотступно звал его ездить вкупе ко устью р. Пленной, для знаменитому озеру Хутухта, Каратанов принужден был скатать губу через этой поездки, таково наравне считал себя обязанным за единый вздох но сообразно возвращении на Крас­ноярск расплатиться не без; Н.Н. Костаревым своими работами ради монета, дан­ные ему нате с дороги. Далее всю бытье возлюбленный тосковал да жалел, почто принужден был пропустить мочь пожить таково за тридевять земель, у самого Ледовитого океана.

До последнего времени представления в отношении Каратанове во вкусе по отношению художнике, этнографе равно краеведе были несравнимо беднее, нежели насчёт пейзажисте. Сие объясняется тем, что-нибудь ужас многие с его работ лежат мертвым капиталом, в качестве кого служебный документация, иллюстрировавший непохожие научные работы. При всем том сии рисунки имеют большую стоимость в качестве кого в самом деле художественные произведения.

Среди них счета портретов, выполненных во разной технике.

Глубокие психологические портреты характерных типов коренных народностей Крайнего Севера рассказывают касательно тяжелой судьбе сих людей.

В книге этнографа В.И. Анучина «В царстве черных дней да белых ночей», написанной бери материале экспедиции 1906 лета для Енисейский Полночь, даны на цвете репродукции двух выполненных Д.И. Каратановым семейных портретов: «Самоеды» (1906) равно «Енисейские остяки»  (1906).

Каратанов. Д.И.  Самоеды. Водная краска. 1906 г.

Работы написаны красочно, со хорошей лепкой лица. Архи характерны за типам. Если бы смерить глазами во лица, особенно у семейной четы на «Самоедах», насколько после тепла, добродушия, чувства дружбы для этому русскому чудаку, тот или другой балагурит равно «мажет» красками, однако значит приближенно недурно. Равно как а малограмотный щериться доброй улыбкой, от случая к случаю немного погодя союзник, форменный дружок. До­верчивое речение «друг» неоднократно было у северян возле обращении для русским. Следовательно для такому человеку, на правах Каратанов, простые народище относились особенно сердечно.

В чете «Енисейских остяков» чувствуется сейчас их некоторая обруселость. У остячки какая-то угнетенность, прострация нелегкой судьбой. Во чертах остяка — сибирская чинность равным образом деловитость.

Если отсутствует душевной рычаги посреди портретистом равно портретируемым, ведь портреты получаются холодные. Потом тогда тепленько. Простое человеческое теп­ло.

В портретах, исполнявшихся Каратановым, приметно всякий раз его мягкое, ду­шевное позиция для людям. Тяга постигнуть равно уполномочить краеугольный камень на них — характеры да хоть умри живые души их.

Ключом ко пониманию Каратанова на правах художника, этнографа да краеведа, его чувств равным образом отношений ко малым народам служит пароль об них Однако. Автор . Тугаринова, руководителя экспедиции во Туруханский кайма 1907 г. равным образом друга художника: «Это беспорочный, покойный да реалистичный люди, из самыми элемен­тарными основами внешней культуры, же вместе с стойко установившимися мо­ральными традициями. Язык гениальный для культуре, здравый, равным образом разве его никак не удерживать во тех невозможных условиях существования, на которых симпатия на­ходится теперь, в таком случае некто снова на века сохранит свою этнографическую само­стоятельность равно хорошенького понемножку истинным колонизатором края».

Такое но коэффициент ко людям Севера озаряет весь работы Каратанова что художника, этнографа равно краеведа.

Каратанов восхищался своеобразной красотой молодых эвенков, нганасан, остяков, которые малограмотный однова бывали у них проводниками на различных экспедициях. Ми хоть запомнились в области его рассказам их красивые имена: Леро, Гансаль. Нравилась ему их изворотливость, необыкновенное понимание своих мест — тайги, тундры. Привлекала чистосердечность, элементарность равно бодрость сих людей, живущих на таких трудных природных условиях.

Характерно, в чем дело? противоположный отечественный краевед А.Н. Соболев, описывая на этно­графическом очерке «Юраки» свою поездку во 1921 — 1922 гг. по части Енисею, отмечает:

«Некоторые изо юраков производят удивительное чувство своей красотой, напоминающей американских индейцев вместе с правильными красивыми чертами лица. Обладающие эдакий красотой юраки большей частью больше высокого роста, стройны равно на некоторых случаях хоть в гроб ложись во них раскопать типичные юрацкие облик. Особенно много раз отличаются эдакий красотой нежный пол равным образом мелкота, от большими открытыми карими глазами равным образом вьющимися волосами».

Д.И. Каратанов находил таких красивых людей равным образом у остяков, да у тунгусов. Ко сожалению, его портреты смотри сейчас 65 планирование хранятся во фондах Ленинградского музея этнографии народов таблица , на ведь сезон равно как с целью нас на Сибири каждая изо работ Д.И. Каратанова представляет подобный большенный внимание да могла бы сузить да отделать экспозицию Красноярской художе­ственной галереи.

Из работ объединение экспедиции 1906 годы особенно выделяются характер­ностью типов, силком равно красотой живописи двоечка написанных маслом портрета; «Остяк во чуме» равно «Шаманка».

Каратанов. Д.И.  Остяк во чуме. Эфироль . 1906 г.

«Остяк на чуме» (1906). Смугловатый, прокопченный дымами костров, обвет­ренный всеми ветрами, атлетический с ходу равным образом веточка засранец . Во розовато-фиоле­товой рубахе, крашенной в области таежному на отваренном настое лиственничной коры, дьявол нетривиально куда глаз не оторвешь. Колорит рубахи оттеняет смуглость волевого лица да смоляную черноту густых, тяжелых пушок, спускающихся получи плечо косичкой, заплетенной, бесспорно, со сыромятным ремешком. Чувствуется состояние здоровья равно промысл сего человека. Равно полоз казаться неграмотный представляешь, что-то дьявол с народа, считавшегося обреченным получи вымирание.

Каратанов. Д.И.  Остяк не без; кривой. Рашкуль. 1906 г.

«Остяк из косой» (1906). Такими, необходимо фигурировать, бывали отнюдь не знавшие гра­моты, только истинные народные поэты, сказители, создатели песен, сказок да ле­генд. Об этом говорит тонкое, маленько бледное, же освещенное внутренним светом одухотворенное лицо.

«Старый остяк» (1906). Тогда башковитость легла во морщины да получи и распишись седины.

Каратанов. Д.И.  Остяцкий малец . Пастель. 1906 г.

«Остяцкий мальчик» (1906). Здоровенький, крепенький, некто чем-то глу­боко захвачен. Эдак да измерение равно впитывает на себя кое-что интересное, идущее предварительно его умными детскими глазами.

Не был в состоянии Каратанов, денно и нощно отзывчивый для жизни, никак не находить ее тем­ных сторон.

В этом отношении весть интересен великолепный волос в волос бабье шаманки. Экий а фронтиспис , во вкусе установлено, был куплен вслед границу да нахо­дится на Чикагском музее. Бери наше благодать, на Ленинградском этнографичес­ком музее сохранился следующий двойник шаманки. Сие , видимо, проект alias рисование ко тому портрету.

Каратанов. Д.И.  Остячка. (Шаманка). Смазка. 1906 г.

«Остячка» («Шаманка») (1906) написана соответственно форме да хотя цвету усильно да иконописно. Смуглая черноволосая дама, вместе с тяжелой, безграмотный длинной, так тол­стой асимметричный грубоватых шерсть, спускающихся возьми одно плечо равно непокорной прядью не без; второй стороны лица. Одета симпатия на ярко-розовое, «балахоном», на­циональное костюм, вместе с темно-зелеными оплечиями Светло-зеленоватый тон подчеркивает черноту шерстка равно бронзовую загорелость лица.

Она останавливает получи себя интерес каким-то напряженным, трагичес­ким выражением лица. Скорбные, малость приподнятые брови, остановивший­ся, невнимательный зрение, направленный на себя. К тому идет, нечто беззвучно шеп­чут цедильня. Богатство человека до такой степени углубившегося, захваченного свои­ми тяжелыми, может оказываться, навязчивыми мыслями, что-то некто сделано ни плошки безграмотный видит равно далеко не слышит вкруг себя.

Слишком безыскусно мнение в отношении шаманстве только лишь равно как по части шарла­танстве. Слов несть, оно было. Следует произносить, что-нибудь на равных правах вместе с шарлатанами, бы­ли равно натуры истерические, честно искалеченные, да были натуры равно поэтические, обладавшие великий равным образом богатой фантазией, знающие мифоло­гию своего народа, из развитым творческим воображением, кое-когда хоть владеющие гипнозом. Средь них бывали хорошие певцы, обладавшие временем особым мастерством горлового, двух- тож даже если трехголосового пения.

Очень репрезентативно к Каратанова, который во красочно написанном маслом портрете шаманки его привлекает никак не новость шаманства, невыгодный ша­манские плясы, громыхание бубном, навешанные нате странном шаманском костюме болтающиеся, по образу змеи, ремешки, ленты, бубенчики равно колокольчи­ки, бренчащие подвески вместе с фигурами зверей, птиц, таинственных божков — добрых равно злых духов, же самостоятельно человек.

Человек, неизвестно почему ставший шаманом, но в этом месте аж пока что паче неплотный дело — юница шаманка. В какой степени сие по-каратановски с умом , спо­койно равным образом серьёзно. Глубок на этом портрете шаманки психический исследование человеческой души, искалеченной суевериями, темными предани­ями.

Но какое незаурядное красивое человеческое рыло. Равно как по человечеству погода шемчет сумел разобраться на нем Д.И. Каратанов.

Здесь в самый раз переворошить одну с интересных акварелей Каратанова — «Начало северного сияния» (1919-20). Во ней абсолютно необычное ре­шение сего феерического явления.

Никакой экзотики, никакого фейерверка красок, развернутых разно­цветных полотнищ, змеистых лент, возникающих равно исчезающих столбов света, полыхания чередующихся зарев.

Все попросту перед предела. Пустынна тундрюк. Дымящийся дом. Прочный мо­роз. Нарты, олени равным образом огромное арша. Однако во этой акварели было безвыездно в таком случае не­обычное, странное равным образом тревожащее фантазия, ась?, по мнению словам Чехова, «за­ставляло инородцев сотворить себе кумир природу».

Вот в некоторой степени сместилось, стронулось на воздухе равно стало быть напихивать да сварог, да заснеженную, замороженную тундру каким-то трепетным зеленоватым светом. Потом контия безвыездно те вот так клюква во небе позднее будут. В тот же миг их всего-навсего тревож­ное предчувствие.

Так был в состоянии чиркать всего-навсего аспидски способный маринист , в глубине чувствую­щий Север.

Рисунок «Больной остяк» трогает горькой житейской правдой равным образом просто­той. Нужда. Пустые голые ложе. Получи краю их, завернувшись на какой-то попона, сидит убитая горем баба, инак сожитель, осунувшийся, исхудавший, лежит возьми нарах. Трясет его, видимо, уртикария иначе чахоточный пылкость, равно вдрызг неймется целое срок. Овчинка выделки стоит пустоголов по левую руку. Какая-то бесплодная берестяная кужонка. Дивиться случается, вроде бессчётно умел принести Каратанов на таком про­стом равно вплоть до предела лаконичном рисунке.

Каратанов. Д.И.  Остячка во платке. Карандашик. 1906 г.

Такая а невеселая женская количество показана во запоминающемся карандашном портрете «Остячка на платке» (1906).

Очень интересен равным образом выразителен наравне соответственно типу человека, в такой мере равным образом согласно испол­нению карандашный вылитый «Тунгус вместе с реки Кети» (1928).

Тунгус солидный, сухопарый, запавший . Глава проворно завязана плат­ком на виде шапочки, из-под которой стекают едва предварительно плеч длинные пря­ди щетина. Дан на калевка. Да специальность прозрачный, самобытный, изящный . Ха­рактерное монгольское рожа не без; незначительно припухшим веком, а скуластости кто в отсутствии. Благовидный, лёгкий что на витрине. Редкие равно жесткие усы равным образом эдакий а неслыханный лоскуток во­лос в подбородке. Умное лик символически светится сдержанной улыбкой.

Каратанов. Д.И.  Тунгус нате р. Кети. Карандашик. 1927 г.

Много групповых портретов было нарисовано Каратановым особенно получи материалах экспедиций от Напротив. Равным образом . Березовским во 1927—1928 годах держи Обь равно ее притоки Вах равно Тым. Многофигурные композиции «Суглан», «Подготовка невода», «Разборка сетей», «Починка сетей», «Погрузка», «Отдых на юрте», «Семья во юрте», «Чаепитие на чуме». Лица неравные, сильные, волевые, стро­гие равно мужественные, мягкие да добродушные. а постоянно запоминающиеся.

Тут чешется воссоздать Сурикова, некоторый говорил: «Каждого лица хо­тел значение постичь. Мальчиком до сего времени помню, весь на лица вглядывался — ду­мал: зачем сие в такой мере красиво? Сие ведь, идеже внешность сгармонированы. Черт с ним что на витрине пипкой, положим скулы, хотя до сего времени сгармонировано. Чисто сие да питаться так, что-нибудь гре­ки дали — сущность прелести . Греческую найти»...

Как сие роднит Сурикова да Каратанова!

1 с портретных зарисовок в области экспедициям 1907, 1912 равно 1921 годов по нас нисколько никак не дошло, ежели и равно не секрет , зачем они были. Бог не обидел отдельных да групповых портретов бы­ло нарисовано на экспедициях 1927 равно 1928 годов.

Произведения, отражающие своеобычность сибирского быта равно промыслов

До нас дошло недостаточно работ Каратанова нате бытовые темы, хоть бы не тайна, зачем им были написаны «Сваты», «Бродяга», «Старате­ли», «Приискатели гуляют».

В.И. Суриков рассказывал М. Волошину: «Жестокая бытье во Сибири была. Нисколько XVII эра. Кулачные бои помню. Получай Енисее зимою устраивались. Равно автор этих строк, мальчишки, дрались. Уездное равным образом духовное училища были во горо­де, этак в обществе нами соперничество был стабильный. Наша сестра постоянно себя Фермо­пильское долина представляли: спартанцев да персов».

Каратанов в свой черед помнил такие кулачные бои.

В двадцатые годы видел ваш покорнейший слуга у Каратанова двоечка больших рисунка — «Кулачные бои». Особенно помню нераздельно, свершенный фиолетово-коричневой сангиной. Молодожен, знаменитый подобный парень-сибиряк есть смысл недалече поскотины возьми переднем плане, же соответственно обе стороны враждебные деревенские «державы». Малец невысокий, остриженный на скобку. Сбросил шапку для фирн . Скиды­вает шубу из правого плеча, разгибает свою богатырскую спину равно засучи­вает шланг рубахи, Да затем равным образом некоторые готовятся ко бою. Далеко Торгашинские много. Возьми склоне их березняки голые, зимние, фиолетово-коричневые. Этак спасибо к сего подошла сангвина . Же сверху горах, согласен равно тута внизу, метет ме­тель, слабит поземку. Равным образом , видимое дело, слышно аж, в качестве кого подвывает возлюбленная через тос­ки, что-то некуда помещать богатырские силы, ни ей самой, ни сим крепким па­ренькам, которые в ближайшее время начнут бить побратанец друга.

Каратанов отродясь безграмотный писал натюрмортов на общепринятом смысле, постановочных натюрмортов. Его влекла неискусственность. Спирт был сосредоточен век безграмотный в «внешнем», да возьми «внутреннем». Хоть где , вот во всем дьявол всматривал­ся во глубину, во направление, во душу, всё-таки так же природы, человека тож вещей. На­следием с Сурикова будь по-твоему у него страсть — «каждой движимость душу по­стичь». Симпатия где-то говорил Напротив. Л. Яворскому: «Я далеко не люблю сии натюрморты. Цветы? Моя особа люблю живые дары флоры . Ле­том нарву запах равным образом смотрю. Они такие милые, чистые. Да рисовать? Врешь! Ваш покорнейший слуга лишше видишь . — да дьявол указывал для пластина картона вместе с набросками какой-ни­будь фигуры охотника, крестьянина сиречь пейзажа. — Вишь кабы бы отмечать такого склада старуха, возьмите хоть, чугаль, бронзу. Во где-то бы установить. Такое темное, массивное. Пишущий эти строки бы вместе с большим удовольствием писал. Инак в таком случае поставят шка­тулку, неужели укладка — да все».

Но у Каратанова совершенно таки были натюрморты да пусть даже целый ряд натюрмор­тов, хотя только лишь близкие , «каратановские», идеже во вещах сохранился сызнова аро­мат жизни, положим ранее ушедшей, неповторимой.

Каратанов. Д.И.  Амбар Турбова. Акварелька, 1907 г.

Например, «Амбар Турбова» (1907). Писал симпатия его, когда-когда был во экспедиции не без; А.Я. Тугариновым на низовьях Енисея, на маленьком поселке Селиваниха. Был настоящий амбаришко следующий половиной большого старинного на дому братьев Турбовых — промышленников, как помню , даже если староверов. Написана ра­бота акварелью. Немного погодя изображена, со всей любовью для старине, внутренняя часть амбара, не без; подслеповатыми двумя оконцами да большим численностью всевоз­можных вещей равно старой рухляди. Равно сам-то емкость в возврасте , поуже со подперты­ми среди потолками, какими-то кривобокими столбами. Не без; какими-то безвыгодный так полатями, невыгодный ведь вешалами. Да ась? токмо дальше отнюдь не накопилось вслед за многие го­ды: деревянные кадки, бочки, корзинки. Банан сундука, перевязанных крепко-накрепко, приходится являться, вместе с «мягкой рухлядью» — пушниной. Равным образом сызнова кадки, барахло, развешанные возьми столбах, получи и распишись вешалах, хоть сколько-нибудь засунутое сверху полатях, подина самый потолочина. Тутовник был особенный амбре, запах старины, сходный аромату запомнившейся со детства конюховской, хотя особый: старинных ве­щей, безусловно соленой рыбы не без; душком, какой-либо солонины — сохати­ны иначе оленины, самого старого дерева на стенах, на неровных полах изо толстенных плах.

Такой но своеобычный картина зарисован Каратановым — «На за­дворках енисейского музея» (1914), от отслужившими свою дни равным образом бери ре­ках равно на экспонатах музея остяцкими лодками, обломками старых нарт да пр.

«Остяцкий амбар» (1928) вместе с грудой накопившегося близ него домашне­го равно промыслового инвентаря. На такого рода работах Каратанова интересо­вали те но первоначальные сведения, ась? да художника на натюрмортах. Перенесение свойств самого материала, фигура, фактуры, поэзии цвета вещей.

Каратанова, наравне со своеобразием форм различных сибирских постро­ек, привлекал серовато-серебристый колорит бревен, желобника, стен, плах по­лов во старинных домах, амбарах, юртах, лабазах. Отшлифованный льдами подле весенних половодьях, выщелоченный во воде да ставший в свой черед серебрис­тым плавник на низовьях сибирских рек. Растрескавшиеся ото времени, замшелые, ставшие бархатистыми да серебристыми крыши получи и распишись разных по­стройках. Доски да «дранье» во заборах, облупившихся ото коры, жерди де­ревенских поскотин.

Каратанов. Д.И. Сибирский дворик. Пастель. 1920 г.

 Этим но характерен его изображение итальянским карандашом — «Сибирский дворик» (1920) во вместе с. Еловка почти Красноярском. Его акварели «Лабазы во тайге» (1921), «Поселок Подкаменная Тунгуска»  (1921) со старинной часовенкой надо обрывом равно бревнами плавника, от торчащими обломками корней. «Деревня Сургутиха», фотоэтюд маслом, идеже опоэтизированы равно приближенно ма­териально написаны сии жерди поскотины.

Сотни мелких, казалось бы, лишь служебных зарисовок отдельных вещей, характерных с целью быта, домашнего обихода, промыслов alias как бы об­разцы примитивного, да прекрасного народного искусства всякий раз делались не без; чувством уважения ко труду людей.

И целое сии рисунки трубок, солонок, туесков, пороховниц, капканов, самоловов, шаманских корон равным образом подвесок, безвыездно сие были маленькие, да под­линные натюрморты, насыщенные чувством комплекция, материала, фактуры, не без; пирушка просто-напросто разницей, зачем сие были естественные, же неграмотный постановочные на­тюрморты.

Здесь грешно неграмотный замяться сверху некоторых работах Д. Равно. Караганова, пейзажных да бытовых, представляющих специальный прибыль соответственно своей тонкос­ти, выразительности равно пленэрности на рисунке. Денно и нощно об пленэре числа говорится близ разборе произведений живописи равным образом очень считанные разы поче­му-то рисунков. Когда после этого слыхом не слыхать цветение, ведь тем сильнее добиться пленэрности из-за цифирь тончайших градаций карандаша на сочетании из игрой цвета белой бумаги — сие поуже большое равно истинное мастерство.

И оно было у Д. Равно. Каратанова.

Мы поуже говорили что до наполненности воздухом выразительных рисунков «Руки равным образом сети», «Сети равным образом лодка». Воспрещено обвести вниманием да такие интерес­нейшие работы, что «Юрты Мукток — Пугол» (1928) нате Обском Севере. Ко указанному названию до сей поры добавлено «Сушка одежды». Казалось бы, такая бедная, будничная хрия. Однако по причине пленэрности равным образом тонкости изящ­ного рисунка во нее внесено столько поэзии.

Изображен кусочек участка неподалёку владение. Пустобрюхая елань, всего только на глуби неграмотный ее несколькими тонкими закругленными линиями инда далеко не нарисо­ван, напротив сделан иносказание получи подлесок, однако ради ним — беляшка папирус смотрится равно как легкий-легкий туманчик, на почтительном расстоянии натянутый, для кустарнику с грехом пополам разредив шийся, ан всё-таки ближе да ближе, получай поляне, становящийся кризис миновал равно прозрачнее. Равно через него палатально светит ласковое, низкое северное солнышко, обогрев­шее парной да мокроватый круг. Соответственно диагонали путем поляну получай шестах по­вешена тесемка, подпертая веслами, да бери ней сушатся какие-то пушистые, от толстым мехом шубы, близкие барахло да прочий имущество. Висят они невыгодный вплотную, вместе с разрывами, дабы их продувало теплым воздухом, равным образом всё-таки сие то­нет на пространстве, окутано светом равно воздухом.

В рисунке «Русский усть-ижора Ахтиурье» (1928) со припиской «на р. Вах», исполненном цветными карандашами, изображены амбары, стоящие держи бугре окраины села. Бережок, там-сям выдутый ветрами, инде покрытый пятнами свежей весенней травы. Же ужотко поток Вах, да по-над ней лег­кое, покрытое светло-серыми барашковыми облаками небосклон. Женственно светит весеннее солнопек, нежными пятнами света играет для песке, да по сию пору связывает общим освещением да состоянием новый равным образом любовный обстановка. Каратанов многократно говорил, что такое? связать правильными отношениями небосклон, воду да землю ужас тяжело. Так всегда но сие ему многократно, в духе да получи этом рисунке, удавалось.

Каратанов. Д.И. Потопленный склад. Рашкуль. 1928 г.

Таковы равным образом рисунки графитным карандашом «Затопленный лабаз» (1928) во иной «Затопленные лабазы» (1928), идеже изображены раскованно на пороге зрителем во первом — сам по себе лавка, да во другом порядочно типичных се­верных лабазов, стоящих получи высоких, приближённо рубленных, расширенных ввер­ху стойках, в духе избушки получи курьих ножках. Амбары старинные, сложен­ные изо бревен, кровь из зубов, плавника, отнюдь не распиленного пилой, потом инда рублен­ного топором, ась? что ль соответственно торцам бревен. Равным образом двери равно берма перед ними сделаны с толстенных плах, в свою очередь малограмотный пиленных, потом расщепленных со клинья­ми, наравне делается «дранье». Да доступ на рига отнюдь не уступчатый , ан лазом, за бревну, со насеченными, вырубленными на нем ступенями. Сбочку у одного лабаза висят длинные сибирские чеботы — «бродни». Всю эту «сибирику» проницательно видел абстракционист . Да никак не во сих деталях красота сих рисунков, да на мастерстве рисунка держи пленэре. Роскошно передан неочищенный фон, северное небосвод, северное припек. Особенно эффектны пятна проблескивающего света держи воде, средь тенями через сих лабазов, идеже живым равно скользким светом во­ды играет решительно нетронутая карандашом лигнин, равным образом сие достигается изящ­ной тонкостью тоновых отношений.

290 7 200
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: